Шесть уровней привязанности ребенка

Статья Ольги Писарик (на основе семинаров Гордона Ньюфелда) http://olgapisaryk.livejournal.com/73290.html

(скачать полную брошюру со статьями можно здесь: http://freeedu.ru/posob/privjazannost_pisaryk_read.pdf)

Другие статьи, посвященные психологии привязанности, см. в разделе Навигатора ПСИХОЛОГИЯ --> ВОПРОСЫ ТЕОРИИ http://vkontakte.ru/page-48978_864755
======================

"Правильные отношения можно назвать одним словом – привязанность. Привязанность – это желание близости (не обязательно физической, напротив, более развитые формы привязанности позволяют быть близкими в разлуке, на расстоянии). Потребность в привязанности - базовая эмоция для всех млекопитающих.

Именно привязанность к нам наших детей позволяет нам эффективно выполнять наши родительские функции. Потому что привязанность существует, чтобы облегчать состояние зависимости. Один заботится, о другом заботятся. Привязанность делает эту зависимость приятной и лёгкой. Чтобы мозг ребёнка нормально развивался, он должен находится в состоянии зависимости, в состоянии покоя, зная, что о нем заботятся, что его принимают только за то, что он существует, он может спокойно исследовать свои глубины. Привязанность существует на нескольких уровнях: 1) чувства, 2) подражание, 3) принадлежность, лояльность, 4) любовь, 5) чувство важности для другого, 5) чувство, что тебя знают. Если всё идёт по плану (природному) то родитель всегда находится в позиции альфы, ребёнок подчинён, ребёнок нормально развивается и различные уровни привязанности позволяют ему в конце-концов стать независимым, не теряя привязанности. В прошлом привязанность в огромной степени обеспечивалась культурной средой. Но за последние 100 лет культурная среда изменилась, а родительские практики остались те же.

Когда ребёнок к нам не привязан или привязан не достаточно сильно, то быть его родителями становится неимоверно трудно. И тогда:

- мы начинаем считать, что нам трудно быть родителями потому, что мы чего-то не умеем, не знаем, не достаточно образованы как родители. Нам проще признать собственное невежество, чем импотенцию. На этом нашем самообмане с удовольствием кормится издательский бизнес. Книги о том, что надо делать, чтобы ваш ребёнок вёл себя так, как вам хочется, выходят миллионными тиражами и занимают 95% рынка «литературы для родителей».

- многие родители попросту складывают руки в бессилии и самоустраняются от воспитания детей задолго до того, как те перестают в них нуждаться. Причём заметна тенденция «омоложения» детей, родители которых обьявляют их невоспитуемыми. Если раньше речь шла, в основном, о подростках, то сейчас всё чаще речь идёт о совсем маленьких детях и уже даже термин придумали для таких детей - «дети индиго». Брр.

- при недостатке природной силы, для воздействия на детей, мы начинаем применять силовые методы, ищем способы психологического и физического давления.

Разница между естественной силой, которую даёт нам привязанность, и искусственными способами давления на ребёнка огромна.

Когда есть привязанность, нам не надо бравировать нашей силой и ресурсами, послушание ощущается ребёнком, как естественное состояние, и не унижет его чувство собственного достоинства, ребёнок не капитулирует, а прислушивается к авторитету, а мы сами ЗАБОТИМСЯ о ребёнке, а не утверждаем свою власть НАД ним.

Заключение: родителям надо работать над привязанностью, чтобы привязанность могла работать на них.

35 comments

  1. tatjana says:

    Шесть уровней привязанности:
    —————————————-

    Если всё происходит по задуманному природой плану, то в первые шесть лет жизни ребёнок развивает способность привязываться на различных уровнях.

    Первый уровень, с рождения, – ПРИВЯЗАННОСТЬ ЧЕРЕЗ ЧУВСТВА. Быть в физическом контакте с теми, кто тебе дорог, чувствовать их запах, видеть их. Об этом очень много писали Сирзы.

    На втором году жизни у ребёнка развивается способность ПРИВЯЗЫВАТЬСЯ ПОСРЕДСТВОМ ПОХОЖЕСТИ. Ребёнок имитирует тех, кого он любит, старается быть похожим на них: в поведении, в интонациях, в предпочтениях.

    К третьему году развивается способность привязываться посредством ПРИНАДЛЕЖНОСТИ И ВЕРНОСТИ. Это желание быть на той же стороне, желание обладать. «Моя мама». Появляется ревность.

    Перечисленные выше уровни привязанности неглубоки, не слишком уязвимы, и могут присутствовать при поверхностных привязанностях. Например, в бандах, или компаниях ровесников.

    К четвёртому году жизни у ребёнка появляется желание собственной важности, ЗНАЧИМОСТИ в жизни любимого человека. Дети становятся мягче, покладистее, ищут подтверждения своей важности для нас.

    На пятом году ребёнок начинает ЛЮБИТЬ. Он отдаёт вам своё сердце. Если раньше он говорил «люблю маму» больше имитируя других, то теперь он «ЛЮБИТ маму». Поёт песни о любви и рисует сердца. Это привязанность посредством эмоций, время, когда ребёнок физически готов расставаться с теми, кто ему дорог, без существенного ущерба для своей психики.

    И, наконец, последний уровень привязанности – когда тебя знают. Ребёнок НАЧИНАЕТ ДЕЛИТЬСЯ СВОИМИ СЕКРЕТАМИ, чтобы мы его лучше понимали, чтобы быть ближе к нам. Психологическая привязанность. Это самый глубокий уровень привязанности и самый уязвимый. Не каждый взрослый имеет опыт подобной привязанности.

    Наши привязанности – это очень уязвимая, ранимая, ничем не защищённая территория. Основные источники эмоциональной боли – разлука (либо её ожидание), стыд, чувство незащищённости. Если ребёнок постоянно испытывает эмоциональную боль в своих привязанностях, то сердце его начинает твердеть, и он уже не может быть привязан на более глубоких уровнях. Ребёнок должен чувствовать полную безопасность в своей привязанности, чтобы быть глубоко привязанным.

    Защитное отчуждение – одно из самых распространённых последствий эмоциональной боли в привязанности. Когда при близости к кому-то мы испытываем невыносимый уровень эмоциональной боли, то мозг может перекрутить наши инстинкты привязанности и мы будем сопротивляться близости там, где вроде бы должны её преследовать. Первое, что приходит на ум – история о маленьком Джоне.

    Ответом на проблемы разлуки может быть только больше привязанности. Ребёнок не может быть слишком привязан. Он может чувствовать себя неуверенно в своей привязанности, быть привязанным поверхностно, но никогда не слишком. Этого бояться не надо.

    Если вы видите, что ребёнок плохо переносит разлуку с вами, попытайтесь компенсировать ваше отсутсвие на уровне тех привязанностей, которые доступны ребёнку. На уровне чувств – дайте свою фотографию, вещи с вашим запахом, запишите свой голос на диктофон. На уровне похожести – пусть у вас обоих будут идентичные вещи (шарфик, кепка), либо договоритесь об одинаковом ритуале и т.д. На уровне принадлежности, верности — это могут быть какие-то тайные знаки, известные только вам. Способов тысячи, только вы можете знать, что лучше подходит вашему ребёнку.

    Вывод: Мы должны заботиться о том, чтобы привязанность нашего ребёнка к нам была для него лёгкой и безопасной»
    (конец статьи)

  2. ekaterin says:

    Немножко не по сути, но все-таки вопрос:
    » Если раньше речь шла, в основном, о подростках, то сейчас всё чаще речь идёт о совсем маленьких детях и уже даже термин придумали для таких детей — «дети индиго». Брр.»
    И в результате получается, нет понятия «дети индиго»? Это действительно прекрытие невоспитанности?
    Столько всего читала про них :))

  3. marianna says:

    Спасибо, хорошая подборка статей. Я давно думаю о том, что родителям не достает поддержки в родительской компетентности. А привязанность — вообще в масштабах планеты — самое важное что есть у нас, у людей.

  4. tatjana says:

    Екатерина, есть разные точки зрения на это. У меня нет однозначного ответа. Но в данном случае это как пример того, что родители снимают с себя ответственность за воспитание. Индиго или нет — они пришли в семью и так же зависят от родителей, как и остальные дети.

  5. alina says:

    А мой, когда его в ясли отдали, начал заикаться. Даже «мама» не мог сказать, хотя говорит прекрасно с 1.5 лет. Долго мы с этим справлялись. Грустно вспоминать. Даже невролога пришлось посещать.

  6. natasha says:

    история про Джона просто до ужаса бредовая..это кошмар..ставить такие эксперименты.. как так можно?
    по своему опыту замечу.. (возможно ошибаюсь,конечно) когда дети нормально развиваются в своей семье (тобишь у них нормальная привязанность) они легче адаптируются к любым условиям..и к разлуке (временной) тоже..НО это касается детей не ясельной группы ИМХО

  7. natasha says:

    Если раньше речь шла, в основном, о подростках, то сейчас всё чаще речь идёт о совсем маленьких детях и уже даже термин придумали для таких детей — «дети индиго».
    ——————
    полностью согласна.

  8. marija says:

    «Что-то очень важное сломалось в его душе. И эта травма останется с ним на всю жизнь.» Мне кажется что это у всех людей когда-нибудь происходит независимо от возраста. Я конечно не психолог, и вдобавок очень впечатлительный человек. Какой-то странный фильм, неужто такое может быть в жизни, хотя наверное и может? Но мне кажется что отношения матери с Джоном должны возобновиться, ведь существует же прощение! Ребенок смягчится, и все позабудется. Да условия конечно для ребенка жесткие, резко оказаться вне дома и пробыть там 9 дней. Неужели ребенка нельзя было занять чем-то, игрушками, книжками? Дети не проявляли же целенаправленную агрессию по отношению к мальчику. Неужели няня допустила простое лежание ребенка у нее на коленях? А пробовали заранее подготовить ребенка к разлуке с матерью? оставлять ребенка с отцом, ведь похоже он мог на это уделить время, если приходил к ребенку! Как будто ребенок вообще не видел людей до этого, а сидел дома с мамой. Ребенок вообще психически нормально развит? Почему персонал не сказал обо всем отцу ребенка, или сказал? А пробовали объяснить ребенку где мама, ведь уже в этом возрасте дети многое понимают. По моему много вариантов можно было испробовать! Такое ощущение, что фильм немой, в нем никто не разговаривает ни с кем, нет никаких положительных эмоций, так не может быть. Наверно старинный фильм. Прошу прощения, если что поняла или сказала не так.

  9. irina says:

    Мария, это фильм середины прошлого века. ребёнок был передан в обычный временный приют, так сказать, детсад круглосуточный. по-моему, полуторагодовалого ребёнка невозможно подготовить к разлуке с матерью. я не представляю, как возможно объяснить что-то подобное моей дочери примерно такого возраста. дети в этом возрасте не до такой степени полноценными коммуникативными партнёрами являются и к тому же очень настороженно относятся к чужим людям и чужим местам, разве Вы не знаете этого? отец по каким-то причинам не мог быть с ребёнком… а фильм снят наблюдателями, понимаете? не участники действа его снимали, а учёные-наблюдатели. они исследовали поведение мальчика, а не сопереживали ему, не пытались нивелировать стресс.

    точка означает, что человек отметил для себя эту тему, чтобы вернуться и почитать попозже или отследить комментарии к ней.

  10. marija says:

    Но как тогда детей отдают в ясли? Припоминаю, что мой сын в этом возрасте не захотел идти на платные занятия (со мной) в группе из нескольких детей с родителями. Первое занятие ему было интересно, но последующие два он провел в бегах к выходу, а на четвертое мы не пошли — закатил истерику! Занятия проходили в быстром темпе, хотя другие дети чувствовали себя великолепно, и я была вообще-то рядом с сыном постоянно! Может какие другие причины были у него. Сын покладистый, может остаться и с бабушкой, и с тетей, и с папой. С детьми ладит. Честно говоря, сначала прочитала как тут ужасаются в комментариях насчет этой истории и начала ее смотреть. Думала будет что-то страшное типа смерть ребенка после трех дней голодания, но к счастью произошло всего лишь «и эта травма останется с ним на всю жизнь». Не думаю, что на всю жизнь. И вообще я согласна, что фильм этот снят для научных целей, подтверждает, что существует привязанность ребенка к матери. Но в каждом возрасте ее проявления различны. Я еще, конечно, не достаточно образована, чтобы рассуждать на такие темы, еще раз повторюсь, но мнение свое имеется и оно хочет наружу. Тут, наверно чатяться одни психологи и т п , и я влезла)))))))))

  11. ulija says:

    Мария, на мой взгляд, эта травма и правда останется с ребенком, возможно, он даже не будет этого осознавать, но она будет, и это печально 🙁
    В ясли ведь детей не отдают сразу и насовсем?? Мы с дочкой сначала ходили на час вместе, потом на два, потом она одна ненадолго оставалась, постепенно приучали и она знала, что я всегда за ней приду.

  12. marija says:

    Мне без разницы кто снимал фильм — участники действа или ученые! Опыты ставят над крысами, а тут я не вижу никаких действий со стороны отца ребенка и нянек.

    Да, он не будет этого сознавать, но какие будут последствия, как это отразится в его жизни?

  13. irina says:

    Мария, мне кажется, что подобного рода психологические травмы имеют своими последствиями как минимум неосознаваемое отчуждение в отношениях с матерью. а в большую сторону может быть множество вариантов… чужих бояться — вряд ли. может сказаться на отношениях с женщинами, может сказаться на психической уравновешенности и стабильности личности, может занизить самооценку…
    экспериментальные условия, насколько я понимаю, не были созданы искусственно, просто подвернулся случай, вот и наблюдали малыша…
    нет, здесь далеко не одни психологи ))

  14. marija says:

    Не знаю почему, но меня так заинтересовала эта тема. Опять кое-что вспомнила: когда мне было полтора года — родилась моя сестра. Естественно моя мама и сестра были в роддоме, я осталась с бабушкой и папой. Да, неосознаваемое отчуждение в отношениях с матерью — такое у меня как раз и было, чего не сказать о моей сестре, у них отношения были прекрасные. Моя мама умерла 9 лет назад, я все время мучилась, переживала об этом, оказывается такие неосознаваемые ощущения могут исходить вот по каким причинам. Расспрошу бабушку, что тогда со мной происходило, когда мама была в роддоме. Ну и открытие сегодня у меня.

  15. marija says:

    Хотя в другой теме сейчас читала, что многие таких детей оставляют и на все лето бабушкам и все нормально, хотя кто знает, что у них будет в будущем.

    По моему, отчуждение в отношениях с матерью — это самое страшное что может произойти, а если с матерью отношения хорошие, то и самооценка может быть в порядке и отношения с женщинами.

  16. irina says:

    Мария, может быть, раз Вы обнаружили такое, сможете понять маму?.. да, многие оставляют, есть у нас такая традиция )) но, вот я, например, теперь точно перестрахуюсь и никогда не оставлю )

  17. marija says:

    Да, видите как иногда получается, внезапно открываешь тайны, которые было непостижимо понять! Теперь понимаю что к чему! Еще хочу спросить, а совсем маленькие дети как относятся к таким экспериментам? Т е Когда я родила своего сына, то через неделю попала в больницу на 9 дней, с сыном осталась эта же бабушка моя. Но она утверждает, что как я маленькая без мамы вела себя спокойно, так и сын мой тоже себя спокойно вел, может где-то внутри себя переживали.

    Да, это все на подсознательном уровне происходит. Я думаю, что после расставаний нужно восстанавливать теплые отношения и поддерживать их, это я думаю под силу матери (теперь у меня такая задача, чтобы бы сын никогда не почувствовал себя одиноким)

    Понятно теперь, что когда маленькие детки лежат в больнице, то мамы с ними лежат.

    Но всякое бывает происходит, не потащу же я с собой маленького в больницу, если сама лягу!!!

    А как насчет расставаний с отцом — тоже ведь родитель — что чувствуют дети, тяжело им переносить? Наверно тоже.

    Мне вообще кажется, что все, что происходит с нами в жизни, оставляет на нас и в нашем сознании след отпечаток, хороший или плохой, и это у всех.

  18. ksenija says:

    Думаю, ситуация, когда о ребенке заботится любящий взрослый, обнимает его, ласкает, слушает — пусть это даже не мама — это гораздо меньшая травма. Об этом и фильм, что ребенку не хватало участия взрослого — хоть какого-нибудь.
    Вообще ведь раньше, например в советское время, не воспринимали так трагично расставание с матерью…вспомните, ведь круглосуточные садики были и ясли, и очень много через них детей прошло. пожалуй что большинство. И при этом ведь многие из этих людей выросших говорят «ой, мы выросли так, и нормально». Да не нормально! Посмотрите, сколько проблем во взрослом возрасте у этих поколений. Как минимум — в установлении доверительных отношений, в выражении своего мнения, в чувтве защищенности и открытости, которых нет… и т.д. и т.п.

Добавить комментарий